Страницы

суббота, 24 марта 2012 г.

Midnight in Paris | Полночь в Париже

Практически каждый фильм Вуди Аллена формулируется вокруг идеала искусства сценариста (что закономерно) – линейный сюжет рано или поздно надламывается, приобретая порой парадоксальность неевклидовой геометрии, воскрешая власть смысла в архитектуре видеоряда для неискушённых зрителей. 


«Почти серьёзная» комедия «Полночь в Париже» начинается с неспешной демонстрации панорамных видов одного дня французской столицы. Другими словами нам будто предлагают взглянуть на сборник открыток, которые способны выявить взаимосвязанные чувства – радости и насмешки от постановочной красоты. Эта прелюдия к фильму создаёт вполне приемлемый и необходимый эмоциональный тон последующего повествования. 



В умном и скромном центральном персонаже (сценаристе и свободном писателе) Оуэна Уилсона легко узнать самого режиссера, собственно как и в герое написанного по ходу повествования им романа – эта структура двойного (тройного и так далее) дна в фильме основное связующее звено, открытие, ответ на все загадки и вопросы. При этом фоновой метафорой подобной схемы становится «его величество» время – современность здесь опрокидывается в «век джаза» (где обитают Хемингуэй и Фитцджеральд, Гертруда Стайн, Сальвадор Дали (маленькая роль Эдриана Броуди заслуживает отдельного упоминания), Луис Бунюэль, Пабло Пикассо), тот в свою очередь – в belle époque и уж самом конце в эпоху Людовика XV. 

Медленно, но верно на грани кульминации фильм приводит нас к познанию невротического состояния несбыточности связанного с противоречиями эгоистичного эскапизма, веры в совершенство предшествующих времён. Досталось по заслугам от создателей фильма и потребительской сути республиканской американы (её представители всегда в застольном мире знакомого настоящего) где скупой не платит дважды. 


В общем, самое время вспомнить слова (чуть ли не полностью прозвучавшие в фильме) Уильяма Фолкнера о жизнеутверждающей силе прошлого, через осознание его законных прав на настоящее; о прогрессе который необходим и возможен.  

Спасительный хэппи-энд ироничный и немного печальный располагает к поиску любимой реальности, где тёплый дождь, прекрасная музыка и приглушённый свет уличных фонарей.   

2 комментария:

  1. слишком заумно для такого прекрасного фильма

    ОтветитьУдалить